Официальный сайт Посольства Российской Федерации в Ямайке
пятница, 24-11-2017
Посольство Российской Федерации в Ямайке
рус  /  eng

Текущее время

Москва: 05:57
Кингстон: 20:57
 

Адрес: 22 Norbrook Drive, Kingston 8, Jamaica
Тел.: +1 (876) 924-1048 Факс: +1 (876) 925-8290
Телефон экстренной связи в случае чрезвычайной ситуации - +1 (876) 456-5486.
Электронная почта: russianembassyjamaica@gmail.com

 
Встреча Президента Российской Федерации В.В. Путина с участниками XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов
16/10/2017

К.Разуваева: Владимир Владимирович, здравствуйте! С сегодняшнего дня можно считать наш Всемирный фестиваль молодёжи и студентов открытым. В эти дни Сочи принимает более 30 тысяч молодых людей из 188 стран мира. Все они со своей уникальной историей, со своими проектами, со своими идеями, ожиданиями. Думаю, что сегодня каждый из здесь присутствующих обязательно этим поделится. И, Владимир Владимирович, Вам слово.

В.Путин: Хочу вас всех поприветствовать для начала.

Некоторых из вас я уже видел сегодня на сцене. У всех вас интересная судьба. Хоть вы молодые люди, но судьба уже, можно сказать, состоялась, потому что вы себя проявили, проявили очень достойно, с пользой и для себя, и для других людей. Вообще всегда так получается: когда работаешь и живёшь с пользой для других, это всегда возвращается сторицей, как у нас говорят, тебе самому, всегда это помогает тебе самому, всегда это тебя поднимает, развивает, делает тебя более успешным, более состоятельным, и у вас открываются личные перспективы.

Поэтому я, во-первых, вас хочу поприветствовать, хочу выразить надежду, что вам у нас в России, в Сочи, понравится; что вы здесь познакомитесь с такими же интересными людьми, как вы сами, посмотрите и послушаете, как они живут, чего они добиваются, что они предлагают; сможете сопоставить со своими собственными возможностями и планами. Очень бы хотелось, чтобы в этой связи у вас возникали и новые идеи, которые бы позволяли вам идти вперёд.

Я хочу вас поблагодарить за то, что вы приехали к нам, и выразить надежду на то, что вы уедете отсюда обогащённые дополнительными знаниями, опытом, в том числе и опытом общения с Россией.

У нас богатая, имею в виду культуру прежде всего, страна, культура, религия, традиции. У нас даже точно не известно, сколько же у нас живёт разных национальностей: кто говорит – 160, кто говорит – 190. Это настоящий сплав культур, истории, религии, совместного проживания в рамках единого государства. Много стран, где проживают люди разных народностей и даже языков. И здесь представители таких стран тоже есть.

Вроде бы Россия в этом смысле не уникальна, но есть и уникальная составляющая, которая заключается в том, что у нас страна была всегда очень толерантна к другой культуре, к другим языкам и к другим вероисповеданиям. Она строилась изначально как многонациональная страна, и в основе этого строительства всегда лежало уважение к соседям, уважение к другим нациям, народностям, народам, языкам, культуре и религии. Это было одно из основных составляющих строительства Российского государства.

Я очень хотел бы, чтобы вы, будучи в России, здесь, в Сочи, почувствовали это российское своеобразие и эти положительные эмоции увезли с собой. Не только увезли с собой, но и сохранили бы новые контакты, новые связи, которые, надеюсь, вам будут тоже помогать в вашем движении вперёд, в вашем развитии. Не в становлении даже, вы уже состоявшиеся, я считаю, люди, а в достижении новых рубежей, новых успехов.

К.Разуваева: Спасибо большое.

Я позволю себе воспользоваться функцией модератора и передам слово Афрозу Шаху. Это наш участник из Индии, молодой адвокат, эколог. Афроз, пожалуйста.

А.Шах (как переведено): Добрый вечер!

Для меня честь и радость быть сегодня здесь с вами. Я работаю в очень интересном секторе, уже давно забытом: я собираю мусор, а именно – мусор из океана.

Вы знаете, что мусор в океане – это действительно очень серьёзная проблема. Я не думал, что могу работать с этим, потому что я работал адвокатом в Индии. Я разрабатывал различные законопроекты в этой области, занимался юридической составляющей. А что требовалось от меня – так это действие на месте, и нужно было решить один из самых важных вопросов в моей стране. И тогда я подумал о том, что может сделать юридическая сторона, что может сделать именно для решения данного вопроса.

Думаю, что молодые люди должны заинтересоваться этой проблемой, именно проблемой загрязнения океана. В демократии мы делаем две вещи: прежде всего мы голосуем и выбираем, затем мы хотим, чтобы избранное нами правительство реагировало на проблемы. Я думаю, что мы сделали правильный выбор, потому что сейчас у нас есть мусор, и мы несём за это ответственность, поэтому мы должны эту проблему решать.

Очень чётко было сказано, что нужно прежде всего начинать с себя: если вы хотите что-то изменить – начинайте это делать сами. Я думаю, что потом у нас пойдут законы, различные нормативные акты, которые будут работать на нас. Но у нас есть проблема – загрязнение мусором, проблема пластика, и мы должны полностью соблюдать ответственность и решать эту проблему.

Сейчас это уже массовая проблема, и нам это не нравится, потому что мы потеряли чувство соотнесённости. У нас есть замечательные преимущества здесь, мы должны их использовать. Мы знаем, что у нас есть проблема, но мы не знаем, как прийти к этому решению, а решение нужно разрабатывать, и каждый должен внести свой вклад в это. Мы должны объединиться, чтобы решить эту проблему, быть ответственными за её решение. Нам нужно изменить само наше сознание, само наше отношение к этому.

Если бы мне сказали, что я должен спать на кровати, сделанной из пластика, мне бы это не понравилось, и этот подход нужно использовать везде, потому что это ваш океан, ваши горы, ваши леса, и их нужно защищать. И мы должны очищать океаны, пляжи, леса – это всё взаимосвязано. И сейчас нам нужно это понять и осознать ответственность за это.

Нам нужна соответствующая платформа, которая позволит нам объединить людей, и необходимо, чтобы все законы в экологической среде соблюдались. В Мумбаи это очень серьёзная проблема, и я думаю, что когда-то у нас будет чистый океан. Я надеюсь, что в Мумбаи я бы смог спокойно смотреть и не видеть мусора в океане. Когда я был ребёнком, я опускал свою руку в океан и не видел её из-за того, какая грязная была вода. Я надеюсь, сейчас я смогу сделать это и увидеть свою руку под водой.

Есть и жидкий мусор, и твёрдый мусор. Нужно понимать, что это не только работа правительства, президента и премьер-министра, это не всё, что у нас есть. Нам нужно объединиться и делать что-то и самим. Я чувствую за это ответственность, и поэтому я должен предпринимать действия. Премьер-министр Моди также принимает в этом участие. Я хочу, чтобы вся моя страна была чистой, я надеюсь, что мой океан будет чистым. Я надеюсь на это.

Большое спасибо, господин Путин, за то, что Вы предоставили мне возможность быть здесь. Я надеюсь, что это будет полезно для нас. Большое спасибо за организацию этого мероприятия. Рад видеть всех вас. И я надеюсь, что все молодые люди здесь действительно предпримут действия, и Вы будете подавать им хороший пример.

В.Путин: Во-первых, Вы наверняка знаете, что у нас с Индией за многие десятилетия сложились особые отношения, очень доверительные, тёплые, дружеские. У меня очень добрые отношения с Премьер-министром Индии. Знаю, что он точно совершенно озабочен вопросами решения проблемы окружающей среды, так что в его лице Вы точно совершенно найдёте союзника.

Но это нарастающая проблема и не такая простая для решения, как выясняется, поскольку проблемы экологии, перехода на современные, наиболее оправдавшие себя технологии не так просты, потому что требуют дополнительных капиталовложений, связанных с этими новыми технологиями. И далеко не у всех стран, особенно стран с развивающимися экономиками, эти средства есть. Первое.

Второе. Для того чтобы перейти на наиболее современные технологии, нужно заставлять, как это ни печально, тем не менее нужно заставлять промышленность переходить на эти новые технологии. Это что означает? Это означает, что, во-первых, с внедрением этих технологий высвобождаются рабочие руки, их нужно куда-то пристраивать, люди перестают получать заработную плату. Значит, заранее нужно думать, куда людей деть. Во-вторых, это так или иначе всё-таки отвлекает ресурсы на внедрение этих новых технологий, и, как правило, представители промышленности говорят о том, что это дополнительная нагрузка, а в условиях, скажем, каких-то экономических сложностей эта нагрузка им, как они часто говорят, не под силу. Поэтому правительство любой страны всегда вынуждено выбирать между вот этими, на первый взгляд, противоречащими направлениями своих действий.

В конечном итоге, конечно, будущее за прогрессом, и новейшие технологии, самые современные, в конечном итоге, ведут к повышению производительности труда, к улучшению среды, в которой люди живут.

Но у меня вот вопрос. Вы как это организовали? Вы создали фирму по переработке?

А.Шах: Нет, я не создавал компанию. Но я делал то, что предлагали мои лидеры, я добровольно принимал в этом участие, добровольные действия. У меня нет счёта в банке. Мы только предпринимали свои усилия, и только из любви к человечеству это делали. Мы не имеем отношений именно с этим сектором. Думаю, что нужно иметь реальную связь между людьми и встать на правильный курс. Поэтому это была чисто добровольческая деятельность, и я сам занимался очищением. Я работаю с различными производствами, с теми, которые производят пластик, эта проблема должна быть осознана и производителем, потому что это огромная проблема – пластик в океане.

В.Путин: Мы с вами знаем, Вы, поскольку Вы этим занимаетесь, уже очень многие знают в нашей стране, в других странах, что это реально очень большая проблема – пластик в океане. Пластиковые бутылки в Тихом океане уже составляют целые острова. Это, по сути, даже меняет, как считают специалисты, температурный режим в океане и создаёт реальные проблемы экологического характера, глобального уровня. Это серьёзный вопрос, который требует, кстати говоря, может быть, и юридического решения как на глобальном международном уровне, так и в страновом измерении. Можно думать о том, чтобы создавать определённые льготные условия для очистки океана от этих проблем. Это очень серьёзный вопрос. И не только, так сказать, зов сердца, что ли, может, помочь решению этой проблемы, но и ваши профессиональные знания как юриста. Можно и нужно, мне кажется, над этим подумать.

Кстати говоря, вчера имел удовольствие поприветствовать и председателя парламента Индии, которая была в Петербурге на Межпарламентском форуме.

Продолжим?

К.Разуваева: Гамаль, тебе слово.

Гамаль – молодой врач из Индонезии.

В.Путин: Я видел Вас сейчас на сцене.

Г.Альбинсаид (как переведено): Большое спасибо, господин Президент. Для меня честь быть сегодня здесь. Я говорил сегодня с родителями, сказал, что очень рад быть сегодня здесь.

Я получил степень бакалавра в прошлом году. Считаю, что нужно открыть двери для доступа людей, открыть двери для притока молодёжи. И что мы сделали – мы открыли доступ в наших компаниях. Они могут получить доступ к лекарствам, к операциям, они могут получить медицинскую помощь. И мы можем решить здесь сразу две проблемы.

С этой концепцией мы знаем, что какие-то ресурсы не используются, но, после того как мы будем их задействовать сейчас, вы можете воспользоваться нашими медицинскими услугами. Поэтому мы должны помочь людям получить медицинский доступ.

И мы должны подумать об эффективности: как мы можем получить финансирование, как мы можем предоставить этот доступ, потому что людям нужны деньги на операции. Например, мы можем создать веб-сайт и собрать такие деньги.

Мы также создали специальную программу, как люди в моем городе, в Джакарте, в других городах могут собрать свои ресурсы и направить их на помощь кому-то. Поэтому у нас есть специальные приложения, специальный веб-сайт.

Люди могут просто открыть это приложение, нажать пару кнопок, предоставить помощь. Для бедных людей эта услуга бесплатная, для богатых – платная. Поэтому у нас есть общая миссия, как можно предоставить медицинскую помощь бесплатно абсолютно всем.

Большое спасибо.

В.Путин: Вы занимаетесь одним из важнейших направлений, одним из самых благородных, с видимым результатом своей работы. Это особая миссия даже, не профессия. Поэтому я всегда с огромным уважением относился, отношусь к работе медиков.

А в современном мире медицина приобрела ещё, кроме чисто гуманитарной составляющей, и экономическую сторону. Потому что человеку с проблемами со здоровьем, конечно, ему гораздо труднее, мягко говоря, осваивать современные знания, нужные для развития современной экономики, ему гораздо труднее полноценно работать.

Поэтому здоровье, повторяю, имеет и гуманитарную составляющую, но и чисто экономическую. Это чрезвычайно важные вещи, одно из основных направлений, куда в современном мире и должны вкладываться ресурсы государства: здравоохранение и образование, конечно.

Ну, здравоохранение и образование, здесь даже трудно разделить, что важнее. Поскольку человеческая жизнь бесценна, то, наверное, всё-таки здравоохранение где-то выше других направлений деятельности сегодняшнего дня.

Что касается бесплатности. Здесь, конечно, безусловно, есть и не может быть ничего другого, кроме помощи людям. Но с точки зрения организации самой отрасли – здесь нужно, конечно, действовать очень аккуратно. Здесь нужно так, чтобы человек понимал свою ответственность за своё собственное здоровье.

Поэтому нужно думать о том, где государство обязано, абсолютно точно обязано, в каких сегментах, в каком объёме, по каким направлениям оказывать эту помощь бесплатно, где возможно какое-то софинансирование. Например, сейчас даже не буду называть конкретные направления медицины, но нечто такое, что является основой самого здоровья человека.

Это чрезвычайно важная сфера. Вы знаете, как в некоторых странах, например в Штатах, до сих пор идут споры по поводу того, как организовать систему здравоохранения, нужно ли, чтобы государство целиком платило за медицинскую страховку, не нужно ли, кого она должна охватывать и так далее.

На мой взгляд, конечно, нужно организовать таким образом, чтобы каждый человек имел доступ к услугам здравоохранения или к сфере здравоохранения.

Но вот здесь можно точно совершенно объединить усилия Вашего коллеги из Индии и Ваши собственные, я имею в виду специалистов в области права, в области экономики, с теми, кто занимается непосредственно здоровьем людей. А в общем и целом то, что Вы придумали, то, что Вы делаете, заслуживает всяческого уважения и поддержки. Вам спасибо большое.

К.Разуваева: Хотела бы передать слово Артёму Оганову, нашему российскому учёному. Хочу отметить, что журнал «Форбс» включил Артёма в список 50 россиян, изменивших мир. Поэтому мы Артёмом очень гордимся.

Артём, тебе слово.

А.Оганов: Спасибо большое.

В.Путин: Мы с Вами недавно встречались.

А.Оганов: Да, у Вас великолепная память. Вы встречаетесь с таким большим числом людей.

Я уехал из России в конце 1998 года, потому что в то время не было никаких перспектив для занятий наукой вообще и в моей ситуации в частности. Закончил аспирантуру в Англии, потом там работал, потом в Швейцарии, потом в Америке. В Америке стал профессором, дослужился до самой верхней ступеньки. Вообще, я думал, что уже буду жить всю жизнь на Западе. Запад был ко мне добр, надо сказать.

А потом появилась возможность начать работать в России, те самые мегагранты. Я стал приезжать на четыре месяца в году в Россию. И мне так понравилось, что я решил полностью переехать в Россию и связать свою жизнь с на самом деле своей страной.

Вот сейчас я живу в Москве, я многодетный отец, у меня трое детей, скоро будет четвёртый. Моя мечта – шестерых детей родить и воспитать.

В.Путин: Молодец.

А.Оганов: Владимир Владимирович, что на эту тему думает моя жена – это уже другой вопрос. (Смех.)

Мне нравится работать в России, жить в России, мне нравится растить тут детей: великолепное образование, интересная жизнь, красивые города. Всё как-то меняется, по-моему, в правильную сторону. Мне очень нравятся здесь студенты, молодые ребята, которые связывают свою жизнь с наукой. Они очень талантливые, энергичные. Есть уникальные ребята.

И здесь благодаря тому, что появляются, в моем случае, очень хорошие возможности для занятия наукой, такие замечательные молодые ребята, мы начали совершенно новые темы в работе, которые раньше я даже не осмеливался затрагивать.

В общем, я не жалею ни секунды, что решил переехать обратно в Россию. Занимаемся мы компьютерным дизайном новых материалов, предсказанием структуры, свойств веществ.

В.Путин: Я понял.

А.Оганов: Вы знаете об этом.

В.Путин: Я помню, в разговоре с Вами упоминал про Горынина, да? Про Горынина. Петербургский институт.

А.Оганов: Да-да.

Сейчас возникает любопытный эффект, немного неожиданный. Время от времени я получаю сообщения от своих коллег, живущих на Западе, которые спрашивают: «Как там в России? Тебе ещё не надоело? Действительно там интересно, комфортно, приятно жить, действительно, хорошие ребята?» Я говорю: «Да, всё отлично». – «А как думаешь, может быть, и мне вернуться?»

Я всем говорю, что возвращаться действительно нужно, потому что все страны одинаково прекрасны. Я считаю, что нет страны, которая выше других, так же как и нет страны, которая ниже других. Но из всех двухсот с лишним стран у каждого человека есть одна, которая для него особенная: та, где он вырос.

Я очень рад, что так сложилось в моем случае. Я очень надеюсь, что для тех учёных, которые уехали из России, а таких сотни тысяч, десятки как минимум, сложится так, что они тоже смогут вернуться и работать здесь.

В.Путин: Очень здорово, что Вы нашли себя. Не так просто найти себя, выехав куда-то, и не так просто найти себя, вернувшись. Я так понимаю, что Вы и вернулись, потому что Вы сначала себя нашли. Вот этот проект, который мы придумали и организовали, этот мегагрант, мы его, как Вы знаете, продолжаем, в том числе и с Вашей подачи, с подачи таких, как Вы, Ваших коллег из различных отраслей науки, из различных отраслей знаний.

Когда Вы и Ваши коллеги сказали, что нам важно не просто финансирование, нам нужна гарантия финансирования как минимум на несколько лет, Вы знаете, что мы приняли решение продлить эти мегагранты, нашли источники финансирования. Мы это будем делать так, как вы нам рекомендовали и просили нас об этом. Гарантированно будем в течение нескольких лет это осуществлять.

Но что мне особенно понравилось, когда я встречался с вашими коллегами ещё в Москве, это то, что говорили не просто о том, где и как лучше работать, а говорили о том, как лучше организовать работу таким образом, чтобы молодые исследователи были кровно связаны со своими местами учёбы и, возможно, будущей работы, как для них создать необходимые условия: лабораторные, административные, организационные, жилищные, другие, для того чтобы они могли здесь себя проявить в полной мере и чувствовать себя комфортно.

Договорились о том, что работа в области мегагрантов будет связана с несколькими этапами привлечения молодых специалистов и на уровне аспирантов, и на уровне молодых кандидатов наук. Честно говоря, вот это меня особенно порадовало, что наши учёные, причём молодые учёные, многие из которых за рубежом работали или до сих пор работают, думают именно об этой стороне – о будущем российской науки, думают о том, как это лучше организовать. Вот за это и Вам, и всем остальным Вашим коллегам отдельное огромное спасибо.

А.Оганов: Вы знаете, насчёт молодых, – это очень важная тема, хорошо, что Вы это затронули.

Я вообще мечтатель по жизни, я всегда о чём-то мечтаю, у меня постоянно в голове что-то крутится. Долгое время у меня была такая мечта, чтобы возникла какая-то схема, чтобы Россия привлекала лучших учёных обратно. Вот возникли мегагранты. Потом я думаю: хорошо, ведущих привлекли, а вот хорошо бы, чтобы молодые учёные не уезжали, потому что когда-то они тоже станут ведущими, пройдёт пять или десять лет.

Хорошо бы, чтобы и для них были условия такие, чтобы они здесь могли раскрыться, не уезжая никуда, чтобы здесь молодой учёный, который подаёт надежды, мог создать свою мини-лабораторию, расправить крылья, воплотить свои мечты в жизнь.

И вот появилась тоже такая схема, которая позволяет молодым учёным создавать мини-лаборатории. Я думаю: что же это такое? Какая-то машина по исполнению моих мечтаний, что ли, создана?

Сейчас у меня мечта, – может быть, хорошо, что я Вам это говорю, – чтобы массово стали возвращаться наши уехавшие учёные, не десятками, не сотнями, а так, как уезжали, таким же масштабом, по крайней мере чтобы самые перспективные возвращались. Было бы чудесно, конечно, и для культуры, и для экономики.

В.Путин: Будем думать над этим. Не просто думать – есть определённые идеи. Я, может быть, скажу жёсткие вещи, но тем не менее. Россия заинтересована в возвращении тех, кто реально состоялся и реально здесь может эффективно работать. Не всех подряд. Хотя с точки зрения гражданской составляющей мы заинтересованы, чтобы все наши граждане приехали, но с точки зрения развития науки, для российской науки нужны те, которые могут её двигать вперёд.

А.Оганов: Абсолютно.

В.Путин: Вам – спасибо и удачи. А Вы где преподаёте сейчас?

А.Оганов: Сколковский институт науки и технологий.

В.Путин: Удачи Вам.

К.Разуваева: Спасибо большое.

Я бы перешла к женской половине нашей команды и передала бы слово Ришемах Кристаль Болл – это такая творческая часть нашего большого фестиваля, она молодая художница из Ямайки.

Р.К.Болл: Здравствуйте, господин Президент!

Для меня радость быть здесь. Моя мама сейчас просто безумно радуется, глядя на меня. Я не ожидала, что буду иметь такую возможность, потому что я всего лишь молодая художница из Ямайки и у меня есть своя благотворительность, поэтому я посвящаю своё время восстановлению пациентов, смертельно больных раком. И я делаю акцент на более широкой проблеме, а именно – изменении климата.

Потому что мы серьёзно пострадали, в особенности в Карибском регионе и на Ямайке, потому что Ямайка – это остров, и наши пляжи разрушаются, а главный источник дохода для нас – это туризм.

И поэтому, когда мы потеряем наши пляжи, мы потеряем тот продукт, который мы продаём другим людям, для того чтобы они приехали в нашу страну.

Кроме того, есть проблемы с очень активным рабочим сезоном, потому что фактически были значительные разрушения в Доминикане, и наши люди просто боятся, что будет ещё один ураган или шторм, они разрушат всё на Ямайке. И сейчас ураганы в три раза мощнее, чем они были 10 лет назад.

И мы сталкиваемся с негативными последствиями изменения климата, и в ближайшие 10 лет мы будем терять земли. И я уже вижу, как это будет происходить. Я росла, и у меня был любимый пляж, и теперь он разрушен.

И я надеялась, что у меня будут эти приятные воспоминания из детства, для того чтобы я могла показать этот пляж своим детям, они – уже своим детям.

Поэтому сейчас это вопрос, который нужно срочно решать. И я хотела объединить молодых людей, для того чтобы они помогли нам разработать какие-то идеи, для того чтобы решить эту проблему.

Я вижу, что сейчас существует проблема, потому что люди плохо проинформированы об изменениях климата, поэтому хотела бы донести свою идею до всех.

Я работаю в исполнительном комитете молодёжного совета по изменению климата Ямайки, и мы делаем всё возможное, однако существует срочный аспект у этой проблемы, поэтому нам нужно больше идей.

Поэтому я нахожусь здесь, в Сочи, для того чтобы выслушать идеи других молодых людей, которые могут создать специальную сеть, работать вместе, потому что глобальная проблема – это не просто проблема Ямайки.

У всего Карибского региона существует эта проблема, весь регион пострадает от этого явления. Только проблема более актуальна для малых островных государств.

В.Путин: Вы сейчас сказали о том, о чём, в принципе, мы в России хорошо знаем, мы внимательно следили за теми трагедиями, с которыми столкнулись многие страны Латинской Америки в связи с этими катастрофами. Сочувствуем.

И, кстати говоря, мы всегда готовы прийти на помощь, поддержать, у нас очень эффективно работающее Министерство по чрезвычайным ситуациям. Мы, как правило, по запросам правительств иностранных государств постоянно откликаемся на соответствующие просьбы.

Что касается глобального вопроса, то, естественно, он затрагивает все государства мира. Поэтому, как вы, может быть, слышали, совсем недавно в Париже приняты соответствующие решения, направленные на недопущение изменения климата на планете.

Россия поддерживает все эти решения и взяла на себя достаточно жёсткие обязательства по сокращению выбросов, и намерены исполнять эти договорённости. Будем надеяться, что всё это приведёт к каким-то положительным результатам.

Хотя разные мнения на этот счёт существуют, вы, наверное, тоже слышали. Есть мнение, согласно которому человечество мало что может сделать по сохранению тех условий, в которых мы сегодня живём, потому что это вызвано гораздо более глубинными причинами, причём не только связанными с нашей планетой, но и общепланетарного характера.

Изменения происходят в нашей галактике, в нашей Солнечной системе и так далее. Это влияет на нашу Землю. Просто есть и такие подходы к этим проблемам.

Но я лично считаю, что теории теориями, но если мы видим, что ситуация меняется, и не в лучшую сторону, то мы должны как минимум предпринимать максимальные усилия для того, чтобы затормозить процесс и изменить ситуацию к лучшему.

Так что Вы в правильном месте в этом смысле находитесь. Наша страна поддерживает все начинания по сохранению природы на планете. И, действительно, будет возможность, может быть, у вас обменяться мнениями, услышать какие-то предложения.

Опять возвращаюсь к нашему индийскому коллеге, который занимается, в принципе, тем же самым. Так что выражу надежду на то, что для Вас пребывание здесь будет полезным.

К.Разуваева: Спасибо большое.

Николя Шаррас, наш друг из Франции, но проживает уже несколько лет в России, выпускник МГИМО.

Н.Шаррас: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Сразу хочу сказать, что для меня большая честь присутствовать на этом фестивале, и тем более рядом с Вами сегодня на этой встрече.

Да, как коллега упомянула, я не являюсь гражданином России. Говорят, что я похож на русского, но это неверная информация. Решил, тем не менее, связать свою судьбу с Россией, когда у меня появилась возможность учиться в МГИМО МИД России.

Конечно, в школе я не то чтобы увлекался Россией, я тогда не понимал, не осознавал, что я окажусь в этой стране. Если бы, например, три года назад мне сказали, что я выучу русский язык, я бы смотрел на Вас такими глазами.

Почему Россия – это большой вопрос. Можно часами об этом разговаривать. Я изначально увлекался геополитикой, и особенно ролью России на международной арене.

В России очень много интересного, это огромное пространство, и учиться геополитике – это всё равно, на самом деле, что учить Россию. Я на самом деле встретил очень удивительных людей, которых не думал увидеть никогда.

После нескольких лет, прожитых в России, меня стали звать на телевидение, сейчас являюсь международным обозревателем для СМИ. Появляюсь на разных телеканалах и, в свою очередь присоединюсь к коллеге, решил посвятить свою жизнь налаживанию отношений между нашими изначально дружными государствами.

Конечно, Вы отлично знаете, что идёт какая-то пропаганда в Европе, большое лицемерие. И этими предрассудками захвачены в Европе. И много теоретиков говорят о том, что прямо надо любой ценой столкнуть лбами Россию и Европу. Потому что в том случае, если Россия станет слишком сильной, это станет огромной опасностью для американцев.

Сегодня я хочу выпить за Россию, за её великое будущее. Это очень по-русски.

В.Путин: Наливайте, наливайте. (Смех.) Спасибо.

Очень благородная миссия и благородная цель, на мой взгляд, интересная. Почему? Потому что посмотрите, что в мире происходит.

Вот наш сосед слева: 1 миллиард 200 миллионов человек в Индии, в Китае полтора миллиарда человек. Соединённые Штаты – у них всё больше и больше эмигрантов, и, насколько я понимаю, белое население, христианское, уже в меньшинстве находится.

Н.Шаррас: Конечно.

В.Путин: Вы говорите «конечно», а это совсем недавно изменилось. Белое христианское население оказалось в меньшинстве, уже меньше 50 процентов.

Я о чём говорю? О том, что в мире происходят очень серьёзные, глобальные изменения. Я сейчас не говорю, плохо ли это, хорошо ли, просто изменения происходят глобальные.

Вы сказали, что Россия – это огромное пространство, так и есть, от западных границ до восточных – это евразийское пространство. Но с точки зрения культуры, даже языка, группы языков, истории – это, безусловно, всё европейское пространство, имею в виду, что оно населено людьми, носителями этой культуры.

Почему я это говорю? Потому что для того, чтобы мы в качестве какого-то значимого – сейчас не говорю ни про военную, ни про какую другую, – значимого центра в мире оставались, нам нужно это всё сохранить.

Нужно не делить всё по национальным квартирам и не оглядываться в прошлое, всё время вспоминая о том, как, допустим, Франция и Россия воевали в 1812–1814 годах, а нужно посмотреть в будущее, как строить общее будущее, как нам идти по этой общей дороге.

Вот тогда мы сохраним это огромное пространство и этих людей в качестве какого-то мирового центра, значимого во взаимоотношениях с азиатскими странами, с Американским континентом.

Если этого не произойдёт, то это будет такое деление на малозначимые квазигосударственные объединения-государства, которые потом, в общем, потеряют своё значение в жизни нашей планеты как самостоятельный центр.

Н.Шаррас: Сохранить свою культуру – не значит разрушить…

В.Путин: Да, совершенно верно. Если мы это сохраним, это и для развития всего человечества будет большим плюсом, потому что это значимая часть общемировой культуры, и её, безусловно, нужно сохранить.

Поэтому то, что Вы делаете, очень интересно и очень востребовано. Всячески хочу пожелать Вам успехов. Надеюсь, что общение здесь тоже пойдёт на пользу.

К.Разуваева: Спасибо.

Симбараше Мхуриро, наш друг из Зимбабве, занимается сохранением энергии. Сейчас подробнее расскажет.

Тебе слово, пожалуйста.

С.Мхуриро: Господин Президент, благодарю Вас за то, что пригласили меня приехать в Россию.

Прежде всего я поговорю о проекте компании, а потом о других причинах, которые меня привели сюда. «Окстин Африк» – это компания, которую я основал. Мы специализируемся на том, чтобы строить объекты солнечной генерации, поддерживать их работоспособность. Наша компания ими довольна.

Мы столкнулись с тем, что многим компаниям сложно перейти на новые модели. У нас новая модель: мы приходим в компанию, предлагаем им решение. Мы продаём электроэнергию на ближайшие 20 лет, заключаем контракт, потому что всегда есть технологические риски у многих компаний. Они хотят перенести финансовое бремя на наш баланс.

Таким образом они могут застраховать себя, они могут защитить себя от рисков, они могут знать, какая у них будет стоимость энергоресурсов на ближайшие 20 лет.

На самом деле мы занимаемся финансированием, управлением активами, а не только солнечной энергией, потому что когда мы работаем с другими компаниями по всему миру, многие сегодня хотят развивать «зелёную» экономику.

Например, мы привлекаем пенсионные фонды, которые инвестируют в наши технологии. То есть те батареи, которые у вас на крыше устанавливаются, они приносят пользу, в них вкладывают пенсионные фонды и другие компании, которые размещают средства, занимаются управлением активами.

Мы с разными компаниями работаем. Предлагаем какой-то компании наше решение, представляем банковских партнёров из банковского сектора, финансовые гарантии, и компания, которая принимает наши услуги, идёт на сотрудничество с нами, она сама финансовые риски не несёт, мы берём риски на себя. Таким образом мы предоставляем им электроэнергию.

Мы, таким образом, делаем всё для того, чтобы облегчить переход на новые источники энергии по всему миру. Наш проект мощностью 20 мегаватт финансировал Банк развития Африки, это считается самый серьёзный проект частной компании в Африке, южнее Сахары, в этой области. Надеюсь, что наши 246 зданий в результате реализации проекта будут обеспечиваться электроэнергией за счёт возобновляемых источников энергии.

А почему я приехал в Россию? Это интересная история. Когда мне было пять лет, у меня был сосед из Кореи, и он подарил книжку моей маме. И мы читали эту книжку – тут Пхеньян, Корея, XIII фестиваль описан. И когда я приехал, посмотрел, где же я всё это видел, я видел логотип, и я вернулся домой, взял эту книжку, которую любил в детстве, через 27 лет вернулся сюда, на фестиваль молодёжи, и смог рассказать Вам о том, чем я занимаюсь. Надеюсь, Вы подпишете эту книгу.

Знаете, могу сказать, что в моей стране Россию воспринимают как крупнейшего экспортёра энергоносителей и минеральных ресурсов. Считаю, что у вас очень серьёзный потенциал возобновляемых источников энергии. И могу сказать, что будущее Африки – это сельское хозяйство, и Россия может способствовать развитию сельского хозяйства в Африке: экспортно-импортные гарантии, финансирование, поставки продовольствия в наши страны и из наших стран – это всё очень важные темы, которые требуют активного участия России.

В.Путин: Думаю, что Вы приехали в правильное место. Вам будет полезно не только возобновить, освежить Ваши впечатления о нашей стране из книг, с которыми Вы в детстве познакомились, но и профессионально.

Но прежде всего хочу сказать, что мы уделяем большое внимание возобновляемым источникам энергии. Ещё совсем недавно всё-таки Россия немного отставала в этом плане. А сейчас, допустим, наши солнечные панели общепризнанно являются наилучшими в мире по качеству, сроку службы и эффективности.

Поэтому я обращаю на это Ваше внимание, и можно подумать о том, чтобы их использовать. Их производит одна из наших частных компаний. Изначально они работали в Швейцарии, купили швейцарскую компанию, потом доработали, перевели производство в Россию, доработали эти панели и сейчас очень далеко продвинулись, одни из лучших в мире. Это первое.

Второе. Должен сказать, что не только для африканских стран, но, как это ни странно, вы наверняка это знаете, уверен, знают не все, у нас на Крайнем Севере используют солнечные панели, в том числе для обогрева нефтяных трубопроводов. Для того чтобы нефть там не замерзала, в условиях Крайнего Севера эти солнечные батареи используются для нагрева нефти при прокачке нефти по трубам. Я так удивился, когда узнал об этом.

Оказывается, того незначительного объёма солнечного света (просто света, даже не тепла) достаточно, чтобы греть нефть в трубах. Поэтому и традиционная энергетика, и энергетика возобновляемых источников энергии – они между собой связаны и пойдут ещё многие десятилетия рука об руку вместе. Это касается, кстати, и решения вопросов экологии, тех же выбросов.

Но на сегодняшний день в общей генерации уголь всё-таки на первом месте. Некоторые считают, что уголь сейчас немножко стал пониже, чем топочный мазут и газ, но, на мой взгляд, он всё-таки немного превышает. Нужно думать и над этими традиционными источниками энергии, потому что и уголь можно перерабатывать до такого состояния, что он будет экологически чистым, правда, это требует определённых денег, но всё требует определённых денег.

На первых этапах всё дорого. По мере усовершенствования, по мере выхода на новые рубежи научных исследований и применения результатов этих исследований на практике всё это идёт к удешевлению, значит – к возможности более широкого использования. Во всяком случае, Вы занимаетесь благородным делом, хочу пожелать Вам удачи.

Спасибо Вам большое.

К.Разуваева: Хотела бы снова перейти к женской половине нашей компании – это Анна Кудрявцева, наш молодой учёный, руководитель центра «ГЕНОМ».

В.Путин: Знаю, я же её награждал.

А.Кудрявцева: Я так волнуюсь, ещё не отошла от церемонии, что вряд ли что-то серьёзное в состоянии сказать. Поскольку говорить о том, что было до награждения, наверное, бессмысленно, Вы знаете его результат, но могу рассказать, как я дошла.

Я, наверное, родилась уже с желанием заниматься медициной и чем-то научным, потому что мне казалось, когда я была ещё маленькой, что я прямо чувствую, чем люди болеют. И мне хотелось стать врачом, понять, как всё это устроено.

Но родители хотели, чтобы я была музыкантом, и мне пришлось пройти через огромные, тяжёлые этапы, чтобы всё-таки попасть в соответствующий вуз. Но попала я не на медицинский, а на биологический факультет.

На самом деле вся моя жизнь – это, похоже, череда каких-то удивительных совпадений. В общем, оказалось, что это совершенно правильно, поскольку всё-таки врачами должны быть не только те люди, которые могут и искренне хотят помочь, но и те, которые обладают железными нервами, иначе они просто заболевают. Тяжело быть врачом, если ты очень эмоционален и с душой относишься, со всем сердцем к этому делу.

Дело было в Петербурге, и училась я в Санкт-Петербургском университете. Надо сказать, что образование он даёт совершенно великолепное. То есть то образование, которое он мне дал, позволяет мне совершенно свободно себя чувствовать и в России, и когда я на международные конференции езжу, то есть это действительно очень хороший бэкграунд. Потом я переехала в Москву и попала как раз в лабораторию академика Льва Львовича Киселёва, к сожалению, ныне покойного, и там занималась вопросами онкологии.

Но после защиты я сидела и думала, куда мне пойти, и ждала всё какого-то знака. И тут получилось так, удивительное событие: я в 10 часов вечера иду с сыном, как раз был новогодний праздник в институте, и директор выходит, тоже не на машине в 10 вечера, и идёт пешком до метро, в то же время. То есть это уникальное совпадение, которого быть не может.

И говорит, что сегодня нам академия дала большой дорогой прибор, а человек, который его закупал, отказался его запускать. Говорит: «Я старый, больной, мне тяжело». И расписывает: «Ты не знаешь, кто бы мог таким заняться? Такой отличный прибор! Мы бы этого человека на руках носили, у него бы всё было!» А я же только защитилась: «А я Вам не подойду?» – «В принципе – почему нет? Я как раз был бы рад, если бы человек, который окончил наш институт, нашёл бы себя в этом институте». И говорит: «Ладно, пробуйте. Если у Вас получится, мы Вам лабораторию дадим».

Потому что наш институт довольно сильный, серьёзный, институт молекулярной биологии, у нас директор Александр Александрович Макаров. Так просто у нас лабораторию не получить. То есть он очень поддерживает молодёжь, но всё-таки не сразу же после защиты! И вот такое совпадение.

Мне удалось всё сделать правильно, всё хорошо. Прибор мы запустили, и у меня появилась лаборатория практически сразу после защиты. То есть это была такая интересная веха в жизни, очень важная.

После этого я очень много работала, и следующим этапом была премия. Почему это был такой серьёзный, важный этап и такая ступенька? Как я пересмотрела свои научные позиции во многом, когда я занималась фундаментальной наукой, пошла также в институт Герцена работать, то есть это клиника, где реальные люди, где врачи. Я понимаю, как всё это происходит в реальной жизни.

В России всё устроено так, что в основном учёные занимаются онкологией в своих институтах, а врачи занимаются совершенно другой областью в клиниках, и они очень мало пересекаются. И получается, что учёные не очень представляют на самом деле, чем лечат пациентов, какие там схемы, как это всё на самом деле, что именно нужно врачам?

А когда туда пошла работать, оказалось, что у меня всё в жизни перевернулось: я поняла, зачем, поняла, что нужно искать, как нужно делать.

И следующим этапом было награждение, поскольку после него посыпалось огромное количество звонков. Люди звонили, просили помочь. Но я не врач, я не могу их вылечить. И когда я им говорила: «Но Вы понимаете, у нас же исследование, оно фундаментальное. То есть мы очень много сделали, но это наука. То есть она позволяет в будущем сделать какие-то вещи, это сильный базис». – «А чем это может помочь мне?» – «Конкретно Вам – ничем».

И на самом деле стало мне как-то очень грустно, и появилось очень большое желание сделать действительно что-то на этом этапе практическое. То есть я не говорю о том, что бросаю фундаментальную науку и перехожу на прикладные области, но у меня действительно появилось такое желание, и несколько проектов я для себя выбрала.

Но хочу отметить, что очень важно, чтобы средства массовой информации людей не то что информировали, но почаще говорили, что фундаментальная наука – это основа. То есть без неё – никак.

И сейчас, конечно, уважение к учёным растёт постепенно. Оно просто пропало в какой-то период в России, но дай бог…

У меня просто три таких основных проекта, два связаны с очень важной тематикой для России – это наша репродукция, поскольку, конечно, у нас страна сильная, люди у нас умные. Очень обидно, что мы как-то отстаём.

И на самом деле огромная категория больных, онкологических как раз, где есть определённые сложности. И именно для этих больных, помимо того, что надо создать чёткое представление, как…

На самом деле это всё есть, но просто это на данный момент нереализуемо, поскольку и общество не совсем готово, то есть надо как-то его подготавливать, и законодательная база не совсем готова.

То есть нужны какие-то программы, потому что люди могут позволить себе такие технологии, только если, скорее всего, это будут государственные программы. И, более того, это невозможно в отрыве от генетических исследований делать.

И поскольку я как раз в Институте Герцена работаю, там уже есть команда, которая начала это делать. И я со своей стороны очень хочу этот проект продвинуть дальше, чтобы действительно это завершить, чтобы это было каким-то моим вкладом, чтобы это была польза для людей.

Но тут получается такой двойственный вопрос, он на самом деле может мультиплицироваться на многие другие области. Учёный в лаборатории, скорее, лучше других знает, что нужно делать в законодательстве, потому что он знает проблемы, но он не имеет достаточного образования, он не юрист.

Я не могу бросить науку и пойти изучать законы, чтобы примерно понять, как это протолкнуть. То есть с бизнесом мы уже понимаем примерно, как общаться. А как создать некую законодательную базу, чтобы продвинуть что-то такого рода в массы, это некоторая проблема. То есть как учёному объяснить власти, тем органам, которые принимают подобные решения…

В.Путин: Смотрите, Вам всё время везло в жизни.

А.Кудрявцева: Да.

В.Путин: Вы сначала завоевали себе право заниматься не музыкой, а биологией и медициной. Потом защитились. Потом встретили случайно директора Вашего института и получили лабораторию. А теперь Вы сидите рядом с Заместителем Руководителя Администрации Президента Кириенко. Вы ему всё это передайте, и он Вам поможет организовать работу по расширению и укреплению нормативной базы. Вот и всё.И не нужно отрываться от биологического станка.

А.Кудрявцева: Спасибо.

В.Путин: Хочу тоже пожелать Вам успехов.

К.Разуваева: Даниэль Белл, молодой преподаватель из Соединённых Штатов Америки. Даниэль, тебе слово.

Д.Белл: Прежде всего хочу поблагодарить Вас, господин Президент, и поздравить Вас с успешной церемонией. Также большое спасибо организаторам за этот фестиваль.

Я был в Москве на параде, был рад видеть там много студентов моего возраста, которые собрались вместе, для того чтобы построить отношения и контакты.

И возможности, которые предоставило нам это мероприятие, – рассмотреть глобальные, политические проблемы. В то же время с неполитической точки зрения посмотреть на человеческий опыт – общий глобальный опыт, который нас объединяет.

И на этом параде я встретил студентов из Ирана, Ирака, Сирии – молодых, интеллигентных людей моего возраста, которые заботились о других странах. И в тот момент я понял, увидел, что они все такие же люди. И те различия, которые мы проводим между собой, и все эти барьеры и препятствия можно просто преодолеть.

То, что действительно важно, – это человеческое сердце, наш человеческий опыт. Думаю, что в США мы это сейчас не понимаем, и мы не понимаем, что люди страдают и что страдают их жизни. Мы просто используем какие-то политические мотивы, пытаемся абстрагироваться от этой ситуации и запутать эту ситуацию.

Поэтому для меня язык образования – это те способы, которые мы можем использовать для того, чтобы изменить ситуацию, поскольку мы можем затронуть самые нежные струны наших душ, то, что определяет наше существование.

И когда я готовился уехать в Бразилию, преподавать там английский, надеялся именно это и сделать. Это то, что я понял на примере изучения языков, мой опыт здесь. Я видел, как этот опыт действительно помогает мне понимать людей. И этот фестиваль – это также уникальная возможность работать с другими людьми, людьми разных национальностей, и я готов это делать.

Все эти люди из разных стран, разных народов. Я впервые в России, и познакомился с мотивированными людьми моего возраста, которые заботятся о других странах, об этих глобальных вопросах и о мире, в котором они живут. Я теперь искренне уверен, что они мне не соперники.

Надеюсь, что они будут успешными, потому что они умные молодые люди, они могут решить все проблемы: излечить рак, побороть изменение климата, помочь бороться с загрязнением окружающей среды.

Ни один народ, ни одна нация, ни один регион мира не имеет монополию на поиск ответов и на поиск решений. Для того чтобы решить эту проблему, мы должны всё время поддерживать взаимосвязь и работать единым целым, и не отвлекаться на те вещи, на которые очень легко отвлекаться, потому что все те проблемы влияют на всех нас.

Наш мир взаимосвязан, мы взаимосвязаны как жители этой планеты. И Запад – это не только Лос-Анджелес или Санкт-Петербург. У нас нет этой разделительной линии, поэтому у нас сейчас есть возможность, что эти разделительные линии – это просто линии, они ничего не значат для человеческой жизни.

Поэтому большое спасибо, что принимаете нас здесь и за эту возможность выступить.

В.Путин: Несколько вещей очень важных Вы сказали сейчас.

Во-первых, Вы сказали, что ни у кого нет монополии на то, чтобы продвигать своё собственное видение развития мира в одностороннем порядке. Это очень правильно.

Мир многообразен, и надо уважать это многообразие. Это полностью соответствует тому, как, например, я сам отношусь к тем вещам, о которых Вы сейчас говорили.

И вторая, на мой взгляд, очень важная вещь, которую Вы отметили, – что нужно перестать смотреть друг на друга как на соперников.

Не знаю, насколько это возможно на межгосударственном уровне, но в принципе к этому надо стремиться. Надо стремиться к тому, чтобы смотреть друг на друга как на партнёров.

Вот мой сосед слева от меня говорил примерно об этом, и думаю, что это чрезвычайно важная вещь, которая нам мешает строить отношения сегодня на межгосударственном уровне, потому что мы смотрим как на соперников друг на друга. И вместо того, чтобы сотрудничать и решать общие для всех проблемы, значительную часть ресурсов тратим, отвлекаемся на вещи, которые явно являются второстепенными.

Мы тратим ресурсы на соперничество, на то, чтобы выглядеть и побеждать в этом соперничестве, а это далеко не всегда ведёт к достижению положительного результата для всех: и для проигравших, и для победителей. Поэтому это очень тонкая сфера.

Правда, это может быть утопией, конечно, потому что вроде вся природа пронизана этим духом соперничества и всё общество пронизано духом соперничества, но, во всяком случае, нужно стремиться к тому, чтобы это соперничество не переходило в горячую стадию, не переходило во вражду и тем более в войну.

А во-вторых, всё-таки нужно по максимуму усиливать второй вектор, а именно вектор сотрудничества, в поиске решения общих задач и проблем. Если мы так сможем выстроить эти отношения, то это пойдёт на пользу всем. Это – безусловно.

К.Разуваева: Спасибо большое.

Владимир Владимирович, мы, в принципе, готовы завершать, потому что мы можем продолжать эту беседу бесконечно. Как Вы видите, все участники, действительно, не знаю, как сказать правильно, контентные, подготовленные, очень интересные собеседники. Благодарим Вас за встречу.

Не хотели бы Вас отпускать без совместной фотографии, потому что ребята об этом очень просили. Если Вы не против…

В.Путин: С удовольствием.

Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю беседу, за то, что вы приехали к нам в страну, в Россию. И очень хочу, чтобы вы уехали с хорошим настроением, обогащённые новыми знаниями и полезными дружескими связями.

 

 

Здание посольства России в г.Кингстон

Уважаемые посетители,

Приветствуем Вас на официальном сайте Посольства России в Ямайке. Надеемся, что здесь Вы найдете полезную, актуальную и интересную информацию о российско-ямайских отношениях. Также Вы можете следить за происходящими событиями на нашей новостной ленте в twitter и присоединиться к нам на странице в Facebook.